deer

в голове прячутся слова, написанные на скомканной бумаге

то ли отвыкла от родной речи, то ли причина более серьезна, но стоило мне вылупиться на свет в начале января 2013, как я сразу же начала слышать поблизости иностранный говор. и речь не о языках южных республик - мне слышался немецкий, французский, английский, чего в силу значительной удаленности моего жилья от центра быть никак не может. не скажу, что я сильно против такой галлюцинации.

антракт случился в маршрутке, где пахло алкоголем из алюминиевой банки, а мужчина через кресло бормотал, словно в бреду, ругательства в адрес водителя, путина и кого-то еще, кто доставлял ему дискомфорт в первые дни нового года.
и вдруг, повернув голову и нормальным голосом: "лиза, петя, не балуйтесь".

наступила пора так называемой "неприятной зимы". главные ее признаки вверху и внизу: белесое небо, грязное нечто под ногами. не так важно, что посередине.
но даже в этих условиях глаз умудряется радоваться. вдруг, уставившись на красно-оранжевый блик светофора на темном мокром асфальте, я начинаю понимать, что это очень, очень красиво.
вблизи станции метро я замечаю небоскреб - и его верхушка, окутанная туманом, вдруг тоже кажется верхом совершенства. мельчайшие капли воды смешиваются с белой неживой подсветкой и вдруг появляется жизнь, нежность, а оцепенение превращается в вечность.
и идя в сумерках по черно-белому пейзажу, я уже усилием мысли представляю увиденное картиной и понимаю, что это была бы неплохая картина.

и новый виток понимания опять возвращает меня к этому:

Постоянство веселья и грязи. Даниил Хармс.

Вода в реке журчит, прохладна,
И тень от гор ложится в поле,
и гаснет в небе свет. И птицы
уже летают в сновиденьях.
А дворник с черными усами
стоит всю ночь под воротами,
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

Проходит день, потом неделя,
потом года проходят мимо,
и люди стройными рядами
в своих могилах исчезают.
А дворник с черными усами
стоит года под воротами,
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

Луна и солнце побледнели,
созвездья форму изменили.
Движенье сделалось тягучим,
и время стало, как песок.
А дворник с черными усами
стоит опять под воротами
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

balloons

чик-чик

обычно я делаю все возможное, чтоб мне не снились красивые яркие сны: сижу перед сном за компьютером до упора и совсем забываю, что теперь мне точно не светит красивый яркий сон.
но утренний звонок медсестры в дверь как-то немножко взбодрил мой мозг и я увидела:
я в чикаго, в дружеской компании, мы ржем постоянно, между смехом я успеваю написать пост в жж и называю его "chic-chic", мы собираемся на океан, куда 2,5 часа ходу, ждем транспорт и коротаем время в супермаркете, где почему-то все обвешано китайскими плакатами, я внимательно изучаю количество морщин у одного престарелого китайца с плаката, мы ждем транспорт, мы выходим и я поднимаю голову в синее небо и вижу, как приближается он с развеселой грузинской компанией внутри.
ага! мы полетим к океану на воздушном шаре.
deer

яблочно

вот уже полгода или чуть более того практически не слушаю современную музыку. она просто стала неактуальной, фальшивой, немузыкальной, плоской, негармоничной, лишней, слишком смешной, неуместной.

(при этом я продолжаю играть в группе и здесь нет противоречия)

вместо современной музыки я начала слушать, так скажем, индийскую народную музыку. господи боже! после такой музыки просто нелепо, неактуально, фальшиво, плоско, лишне слушать что-то еще.
но это милое малое большое так трудно объяснить, чтоб это не прозвучало нелепо, фальшиво или слишком плоско.

(тут лучше обратиться к языку метафор)

это было похоже на то, что я всю жизнь ела кислые яблоки, которые казались мне слаще меда. и вдруг я попробовала манго. то есть нет. мед. мед я попробовала.

но вы знаете... так оказалось приятно мчаться на велосипеде и сгрызть по пути килограмм-другой яблок. так яблоки постепенно вернулись в мою жизнь.

(но не совсем)

кислые яблоки можно превратить в конфету: можно использовать сладчайшие приправы или сверхбыстрые велосипеды, можно обратиться к молекулярной кухне. но

(манго. манго манго манго. или мед)

*

и при таком положении дел я попадаю на концерт ника кейва в первый ряд. я испытала новый опыт - смесь отстраненности и вовлеченности - который, повисев над моей головой величайшим облаком, к утру растаял.

**

если же говорить о яблоках настоящих, не метафоричных, то кто бы мог подумать
что мне так понравится с ними возиться.
резать, протирать, выкладывать на противень, бегать наверх в спальню превращенную в сушильню, потом вниз, лезть в духовку голыми руками, варить, закатывать в банки, засекать время и отключать таймер, стараться сделать процесс непрерывным и отгонять мух.

развешивать яблочную пастилу на веревки это вообще
стоит тысячи слов.
deer

chocolatier

на покровке есть шоколадное ателье (прямо так и называется). сегодня я сидела там, читала газету и долго ждала звонка. ателье - приятное место с кофе и десертами, по-настоящему домашнее. доказательство тому - портрет деда владельца этого места (далее для краткости - N.), суровый лик преемественности как бы. не верится, правда, до конца, что этот серьезный мужчина в мундире имел отношение к шоколадкам и мармеладкам.

ателье место приятное, но очень маленькое. крохотное. я оказалась за столом, на другом конце которого двое мужчин в зимне-сером обсуждали какие-то свои дела. из-за компактности помещения очень было сложно придать себе вид человека, читающего газету. пришлось в самом деле читать газету.

или

в этот раз, когда не было выбора, читать или только делать вид, газета читалась на удивление легко. всё: пространные рассуждения, придуманные журналистами разговоры, острые социальные репортажи - поглощалось и усваивалось сра зу же. и лучший друг ленивого чтеца рубрика объявлений уже не казалась такой привлекательной. местные предложения - пальто и антикварные вазы - выглядели довольно дурацко.
я читаю эту газету, дохожу до последней страницы, где мужчина-поэт стойко отвечает на вопросики про любимые места и маленькие магазинчики москвы. он очень искренне бурчит, это вообще прекрасный, должно быть, человек, подумалось мне в конце опросника. кое-что даже захотелось изъять и сохранить.



или

самое интересное у разговоров было уже позади, мужчины встали и начали собираться восвояси, попутно одаривая комплиментами N и его место:
- нам у вас очень понравилось.
- да, мы как раз ищем место для встреч.
(место для встреч! место-для-встреч?! сотни догадок, тысячи предположений!)
*потому что они не выглядели как парни, которые собираются, чтоб обсудить любимые магазинчики москвы.

мне представилась загадочная тусовка человек на десять зимне-серых мужчин в шоколадном ателье.
и тут один из них говорит:
- но где же вай-фай?
- да, без вай-фая как-то...
- о, нет, - прервал его N., - уж мы как-нибудь без него. а то... а то не выгонишь потом, хаха!
- хаха! - посмеялись мужчины, отрицая всякую свою причастность к высоким технологиям. ну в самом деле, какой вай-фай среди этих досчатых полов и скрипучих стульев? ну какие лица, спрятанные за серебряными прямоугольниками? какие в три погибели согнутые небритые дизайнеры возле пряничного окошка?
и вдруг N сказал:
- а вы знаете? самолет во внуково упал. только что передали.

или
deer

выплеск благодарности

какое это счастье - что-то потерять, а потом найти. главное найти. это ключевой момент.
я пережила сейчас целую гамму эмоций: подозрение, сомнение, грусть, печаль, расстройство, расстройство, самобичевание... я очень, очень сильно расстроилась и думала даже прибегнуть к крайней мере отчаявшегося человека вроде "спросить у домового" или обратиться в секретную службу санты, но тут в печали опустила голову и меня вмиг отпустило. и тут же ощущение глубокого счастья пронзило меня. под столом лежали они - мои прекрасные очки.

о счастье
о счастье
благодарность
одна минута
and it's gone

*
(хочу заметить, что я не какой-то там рассеянный с улицы бассейной и такая ситуация для меня очень нетипична. и почему именно под столом - для меня до сих пор нераскрытая тайна)

и шлейф мыслей в голове про то, что
как я, оказывается, привязана к своим очкам
нормально это или нет
нормально нормально
нет нет
нормально нет
о том, как ужасно что-то терять
как это невыносимо просто
и как невыносима эта мысль про невыносимость чего бы то ни было

очки лежат себе спокойно на столе. я уже успокоилась и вроде не собираюсь от счастья в них сегодня принимать душ и спать (хотя мысли такие мелькнули!)

очень хочется приложить фотографию свою счастливую в очках, но у меня слишком усталый вид сейчас для публичного фото.
deer

tiny furniture

so many reasons to love this film:



компактная история / живые люди / статичные планы
камера не движется ни разу за весь фильм!

почему так сейчас никто не снимает, кстати? или мне такие фильмы не попадаются? сплошь крупные плану к месту и не к месту (последнее чаще), камера часто в движении, летает, дрожащая камера как норма. поэтому операторская работа этого фильма смотрится как что-то свежее, просто wow, глаза отдыхают и говорят спасибо.

я не знаю, как добились этого эффекта, чья это заслуга в большей степени (сценариста, режиссера, самих актеров), но как органично смотрятся ВСЕ персонажи, как они цельны с первой секунды до последнего кадра - это что-то невероятное.

этот фильм - отличное пособие для начинающих режиссеров, мне кажется. в нем, с одной стороны, используются те средства, которые доступны каждому (вроде сценария, оператора и команды людей). при этом от лишен "святой простоты", граничащей с убогостью, которая порой свойственна простым фильмам. с другой стороны, в нем нет ничего "сверх меры": ни чрезмерно старающихся актеров, ни навороченной операторской работы, ни диких сюжетных поворотов - всё это обычно приводит к сомнительному результату даже если вы френсис форд коппола, а уж если вы новичок - так и подавно.

humster
deer

stravi



что тут сказать
мозг отключился примерно на второй минуте
но как после выключения света лампочка иногда продолжает мерцать
так и у меня случились мерцания, во время которых я пыталась собрать паззл из этого
- почти полного отсуствия музыки
- литавр, приводящих в чувства
- песен (песен?) на древнеславянском языке
- абстрактно-отчетливого танца.

в мире повторений и усталости жанров это было
это было что-то действительно новое и свежее.

Самое главное было найти решение для инструментального состава. Я со дня на день его откладывал, надеясь, что обстоятельства подскажут мне что-то в последний момент, когда будет окончательно установлена дата премьеры. Так оно и случилось. Мне стало ясно, что в моем произведении вокальный элемент, в котором звук обусловлен дыханием, найдет лучшую поддержку в ансамбле, состоящем из одних ударных инструментов.

когда танцующие разделялись: одни танцевали, другие замирали чуть поодаль
было интересно наблюдать за теми, кто поодаль
их грудные клетки быстро поднимались и опускались
создавая ритмичный рисунок

антракт.


кокто пикассо стравинский балерина хохлова
(снимал наверное сати)

я же в музыкальной школе проходила стравинского. что я думала о нем в 10 лет?

весна. пыль и вода
... но сколько же тревоги в этой музыке
легкости и предвкушения страшного, рождения нового

Премьера «Весны священной», состоявшаяся 29 мая 1913 года в театре Елисейских полей под управлением Пьера Монте, привела зрителей в шок. Публика свистела, смеялась и шумела. Чтобы усмирить разошедшиеся страсти, Дягилеву пришлось несколько раз гасить свет в зале, и все же утихомирить публику не удалось. Спектакль прервался.

удивительно, что и сейчас, спустя почти СТО ЛЕТ
эта музыка до сих пор кажется подпольной
она постоянно движется вперед
и никогда не оказывается в будущем
или хотя бы в настоящем.

///

после:


/////

после после